Tags


На моей тумбочке | Всеобъемлющая истина (Джастин Ким)

19th February 2018

<img src="http://icons.iconarchive.com/icons/gosquared/flag/64/United-Kingdom-icon.png"alt="click for English"style=width:64px;border:0;"> <img src="http://icons.iconarchive.com/icons/gosquared/flag/64/Croatia-icon.png"alt="click for Croatian" style="width:64px;border:0;"> click for French click for German <img src="http://icons.iconarchive.com/icons/gosquared/flag/64/Italy-icon.png"alt="click for Italian" style="width:64px;border:0;"> click for Portuguese click for Romanian click for Russian click for Spanish

Всеобъемлющая истина: Освобождая христианство из культурного плена, Нэнси Пирси (2004).

Это не сложная книга, но она имеет дело с тезисами, которые лежат в основе культуры и общества. Вот почему я периодически перечитываю эту книгу философа и апологета Нэнси Пирси. В книге «Всеобъемлющая истина» не содержит набор тем, на которые часто дискутируют христианские деноминации, но скорее отстаивает обширное библейское мировоззрение Истины, которую современники совершенно отрицают. Она утверждает, что «ключевой недостаток либерализма в том, что он принимает двухслойную концепцию истины. Нижний слой включает натуралистический отчет о науке и истории, теология же оттесняется на верхний слой, где она сводится до личного некогнитивного опыта» (с.115).

В результате, христиане, особенно молодые люди оказываются ограниченными, неспособными и испытывающими неловкость при передаче и даже воплощении своих религиозных/духовных убеждений в обществе. Пирси пишет о том, как обширное и последовательное мировоззрение оказывает влияние на общение христиан в сфере науки, культуры и даже в плане свободы творчества. Указывая на роль библейского апологета, она утверждает, что

«наша задача – подвести людей лицом к лицу к этому противоречию - между тем, что человек говорит о вере на словах и тем, о чем свидетельствует вся его жизнь» (с.111).

От истории до науки, нет ни одной темы, которая осталась бы не освещена.

Поскольку вышесказанное касается большого спектра дисциплин, я продолжаю возвращаться к этой работе, постоянно черпая новые мысли, обычно в одной из двух категорий: одна – это чувство интеллектуальной свободы для христианина, живущего в современном мире. В то время как духовные рассуждения и библейские ценности либо не воспринимаются, либо оттесняются на личный план, неумолимая концепция Пирси призывает к идеологической свободе и честности. Во-вторых, в книге говорится о том, что молодежь должна заполнять вакуум библейским подходом к различным дисциплинам и областям.

«Опасность состоит в том, что если христиане сознательно не разовьют библейский подход к (академическому) предмету, они неосознанно впитают какой-нибудь иной философский подход. Комплекс идей для осмысления мира подобен ящику для инструментов, набитому терминами и идеями. Если христиане не вырабатывают свои инструменты анализа, то когда возникнет вопрос, в котором они хотят разобраться, они потянутся и позаимствуют чьи-то инструменты – то, что в целом принято в их среде или культуре… Может даже кончиться тем, что они впитают целый набор чуждых принципов, даже не осознав этого… Другими словами, мы не только не способны быть солью и светом для этой погибающей культуры, но мы сами можем в итоге оказаться под влиянием этой культуры» (с.44).

Я не ограничиваю Иисуса личными тайниками моей духовной жизни. Передо мной стоит задача – сделать Его Господином всего, что я делаю в обществе, всего, о чем я могу неукоснительно и идеалогически думать. Иисус – мой Господин не только когда я являюсь Его последователем, но всего моего существа, как гражданина, мужчины, смертного, резидента, налогоплательщика, отца, личности, клиента, художника, жизни, личности, человека, тела и души живой.


Джастин Ким служит помощником директора отдела Субботней Школы и редактором ежеквартальных пособий для молодежи в штаб-квартире Генеральной Конференции Церкви адвентистов седьмого дня. Посещал католическую среднюю школу, выпустился из спонсируемого евреями Брандейского Университета, проводил исследования в Гарвардской медицинской школе, обучался в теологичесеой семинарии Адвентистов седьмого дня, служил миссионером, пастором, продюсером и был одним из основателей движения GYC, при этом четыре момента оставались неизменными: любовь к Богу, приверженность супруге Рахиль и твум сыновьям Ною и Нафанаилу, желание покупать и читать хорошие книги со смыслом и абсолютная неприязнь к кинзе/кориандру.